Archive for Май, 2011

Официальное извинение.


Приносим свое извинение Байметову Ильтимиру Минтимировичу  за доставленные неудобства в связи с публикацией текста,  где было указано его имя.

 

5 комментариев

Amiso Wott не едут в Тюмень на всероссийскую Студвесну.


Как нам стало известно, Amiso Wott, несмотря на победу в конкурсе студенческих ВИА  не едут на всероссийскую Студенческую Весну.

Вот что сообщил нам Рома Васильев:

Наебали сукос! Сразу верамзы уг лу вал-а мар-а, школьникъесты уз быгатэ келяны шуса блеать???

Да, в составе группы есть школьники, и только поэтому удмуртскоязычной кок-рок группе отказано в участии во всероссийском этапе Студвесны, хотя и было обещано.

Негодования по поводу этой несправедливости вряд ли мы услышим. На защиту ребят никто не встанет — ни студсовет УдГУ, ни УМОО Шунды. А ведь ребята могли бы составить веселую кампанию председателю Шунды Юле Никитиной, которая все же едет защищать честь удмуртских студентов в Тюмень.

Необычно отреагировала на этот факт Italmas, посвятив  этому событию Позорную Фотосессию «Че за диплом, нах? »

А после этого еще и  фотошопно намекнула на истинную причину, по которой группе AW отказано в участии.

Членам жюри, не владеющим удмуртским языком, предоставили перевод песни, исполняя которую группа что называется «взорвала зал». «Хулиганское содержание их творения наверняка является главной причиной, по которой группе отказано в участии всероссийской студвесны«, — как бы говорит языком фотоколлажа Italmas.

Тем не менее, парни из проекта не унывают. А совсем недавно, в честь своего 2-ухлетия они порадовали своих поклонников и просто любителей удмуртской песни новым хитом Ӟеч лу, яратонэ.

3 комментария

Про сюрногуртский показ Узы Боры.


Наше беспокойство и заинтересованность всякими удмуртскими делами забрасывает нас то в Москву, то во всякое захолустье. В д. Сюрногурт, например, где 1 мая состоялся один из первых Деревенских Показов х\ф Узы Боры.

Деревенька эта, скажем сразу, примечательна своим свинокомплексом, что было очень кстати: у нас тут корпоративный шашлычок намечается, поэтому мы там закупились свининкой.

Но, вернемся  к предмету разговора.

В момент нашего приезда на улице встретили пару пьяненьких мужичков, к которым наша утонченная и оттого немного ссыкотная хипстерская натура не решилась подойти. Да и не были они похожи на потенциальных зрителей Узы Боры.

Айда-ка в магазин! — позвал нас двоих  внутрений голос одного из нас. И не ошибся. Именно там, в клоаке общественной и культурной жизни деревни, мы и нашли то, зачем  приехали в эту глухомань.Продавщица и одна из покупателей живо обсуждали увиденную кинокартину. Повезло! — это воскликнул внутренний голос теперь уже второго из нас .

Представившись корреспондентами «Удмурт Дунне» мы попросили поделится впечатлениями об увиденном фильме. 

Нырысети мае Сюрногуртысь улисьёс тодматскизы «Узы-боры» комедиен, —

вот так официально начала делится впечатлениями та, которая Покупательница. Продавщица же начала обзванивать знакомых, которые тут же прибежали в магазин. То ли искренне хотели поделится впечатлениями о фильме, то ли тупо поглазеть на нас, долговязых хипстеров… Мы не поняли вообщем, а Покупательница продолжала:

Нырысь ик вань учкисьёслэн нимынызы, ичигес ке но вал, туж бадзым тау вераммы потэ сценарий гожтисезлы но режиссерезлы, озьы ик быгатыса шудись артистъёслы.

Все как-то с замиранием сердца, прочувственно слушали, а одна молоденькая девушка в это время не спускала глаз с агента №2. Тот краснел да слушал:

Фильм жанрезъя комедия ке но луэ, отын туж шонер жутэмын гуртысь берло дыре кылдэм югдуръёс: школаосты, клубъёсты, медпунктъёсты быдтон но солэн результатэз, егитъёслэн ужтэк кылемзы но юон борды кыстиськемзы.

Подключились к рассказу об увиденном другие. Вот то, что мы запомнили:

-Шумпоти удмурт кылын фильм потиз шуыса.

-Понравился главный герой: какой-то необычный по характеру молодой человек, но по поведению чистый удмурт.

-Кинолэн кутсконаз «Моя Удмуртия» гожтэмез адзи но, соку ик сюлмы олокытчы  кадь вуиз.

—  Та кино сярысь кылыли ни вал пиелэсь (со городын учкем), солы туж ярам, соин   ик мон но учки жутскем мылкыдын. Здорово! Туж яраз!

-Яразы пересьлэн куд ог выражениосыз. Мон соосты аслам вераськонам пыртыны тыршо.

— Эшъёс! Азьпалан но тиледлы  инмар кужым, тодон-валан но коньдон шедьтыны мед юрттоз удмурт кылын фильмъёс поттылыны.

— Тау Пашалы! Спасибо за классно проведенное время.

Вот тут в магазин вошла та самая парочка пьяных мужичков, о которых мы упоминали в самом начале своего повествования. Прислушавшись к нашему разговору, один из «синячков» выдал:

Кинолэн одиг гинэ шекез кадь вань. Ку солэн, мотоциклетлэн но машиналэн звукъёссы неестественнойесьгес, ульчаын звуксэ гожтыку, тол кадь мешать каре. Отиез ваньмыз туж умой.

А потом мы с этими мужичками повыпивали немного и как добрались до города уже никто из нас двоих не помнит…

— Больше не поеду в деревню, — сказал агент № 1.

— А я поеду,— сказал агент №2, и, задумавшись, покраснел…

4 комментария

Много букв про Шундыкар-2011.


Алексей Шкляев, экс-бренд-менеджер газеты Удмурт Дунне, прислал нам неизданную статью, в которой в форме беседы поднимаются вопросы, связанные с организацией творческой лагерной смены «Шундыкар-2011». В беседе приняли участие бывший и нынешний активисты молодежной организации «Шунды» Алексей Кузнецов и Вера Степанова.

Алексей Кузнецов: Шундыкар имеет давние традиции, берущие начало еще с первых смен, что либо кардинально менять организации и проведении лагеря нельзя — это классика, если можно так выразиться — бренд.
Удручает ежегодное снижение финансирование лагеря со стороны правительства. Их можно понять — наверно у государства есть дела поважене будущего детей и воспитания морально здоровой нации. Мизерное финансирование заставляет экономить буквально на всем. Тем не менее это тенденция и её нам наверно не изменить. Надеяться на спонсорство со стороны удмуртского бизнеса тоже вряд ли стоит. Шунды нужно самим искать пути пополнения бюджета лагеря. Например, можно использовать опыт проведения удмуртских дискотек и проехаться туром по удмуртским деревням удмуртии, и соседних регионов с программой дискотек, направленных на сбор средств для проведения лагеря.

Алексей Шкляев: Вопрос в том, какие это традиции. Это ведь только кажется, что они не меняются. Меняются из года в год. То же уменьшение бюджета — это смена традиции.  Такое стремление к окукленности, выражаемое в тезисе «нас нельзя трогать» приводит к отторжению и не пониманию общества и чиновников в необходимости Шундыкара.
«Будущее детей и воспитание морально здоровой нации» — это шаблон. Им не прикроешься и на щит не поставишь. Это не работает даже для получения бюджета. А какие, кстати, дела поважнее сегодня есть у государства? Все говорят, что надо заниматься детьми, но чему учить и как заниматься не проговаривается. Например, говорить в Шундыкаре на удмуртском или на 2-х языках, а может и только на русском и тогда в лагерь будут привозить и детей других национальностей? И тогда минмолодежи будет очень удобно.

Алексей Кузнецов: На счет Шундыкара на русском прямо в точку попал. На сегодня финансирование проектов Шунды полностью зависит от Миннаца и Минмолодежи, как в правительстве свистнут, так и запляшем.

Вери Степанова: Как раз на последнем правлении  при обсуждении Шундыкара отметили, что наш лагерь является «закрытым» и известным только в нашей удмуртской тусовке. На что было высказано мнение, что Шунды является членом Ассоциации «Вместе», где у нас есть возможность демонстрировать свои достижения среди других национальностей. Таким образом, не в ущерб Шундыкару и детям-удмуртам, мы популяризируем и организацию, и культуру.  На правлении мы задали общую тему лагеря в этом году, каждый будет разрабатывать программу (я про специалистов). Через некоторое время снова встретимся и обсудим. Что поменять и что сделать — мы обсуждаем каждый год, но сейчас у нас один главный вопрос — финансирование, которое урезано почти на 100 тысяч по сравнению с последним годом, а от этого зависит и количество дней лагеря и количество детей.

Алексей  Шкляев: А правление опять было закрытое?

Вери Степанова: Почему закрытое-то? Туда перспективные вожатые и специалисты приглашаются обычно. Так всегда было по крайней мере и сейчас так же.

Алексей Шкляев: Открытое, это когда как минимум в группе Шунды вешается объявление о том, что будет или было правление.

Вери Степанова: Cогласна. Мне в голову почему-то даже не пришло про открытость-закрытость.

Алексей Шкляев: Если бы еще в январе 2010 года Шунды внимательно прислушалось к словам Соловьева на Вамыше, то такой ситуации могло бы и не быть. Еще один сигнал был в 2011 году также на Вамыше. Татьяна Ишматова и Светлана Смирнова были солидарны с членами Шунды и, насколько я помню, были за увеличение продолжительности лагеря. А Минмолодежи не поддерживал эту идею и ссылался на принцип равноправия финанисирвания для всех НКО сотрудничающих с министерством. Ну тогда ответом может быть создание еще нескольких удмуртских молодежных организаций, чтобы они могли проводить свои лагеря для удмуртской молодежи.

Вери Степанова: Я не в курсе противостояний. Татьяна Ишматова упоминала круглый стол, но согласно её рассказу, всё обговаривалось, в том числе финансирование Шундыкар, мол, да-да, надо дать деньги.  Дискуссию надо, наверно, создать, но пойдёт ли это дальше, чем сотрясание воздуха?

 

читайте также: «Улоз-а Шундыкар?»  http://udmshundy.ru/?p=65

Добавить комментарий