В клубе САНЭТ состоялся закрытый показ х\ф «Узы Боры»


Итак, эшъёс, наконец то мы можем опубликовать обещанный отчет о закрытом показе х\ф «Узы Боры» в удмуртском элитарном клубе «САНЭТ».

После наших публикаций об этом клубе, его лидер пригласил нас беседу и согласился на информационное сотрудничество, при условии, что ни при каких условиях не будут называться имена и раскрываться лица участников клуба. Ну нам то что,  для нас главное — уникальная информация. Мы согласились.

На просмотр фильма собралось 12 мужчин. Это… (Нет, нет. Никаких имен и описаний. Мы обещали молчать.). Кино показывалось на белую простынь, висящую на стене  посредством видеопроектора. На фуршетном столе предлагалось пиво, водка, нарезка из овощей, какие-то салатики и зеленый чай. Вообщем,  все было достаточно круто.

Здесь нужно отметить, что одного присутсвующего мы можем и должны назвать. Это пресс-аташше кинокомпании, занимавшейся съёмками фильма, по совместительству  молодой литератор и журналист и еще много кто Дарали Лели. Вот именно она то и отметила факт крутизны обстановки и условий для показа.

Показ фильма прошел в полной тишине. Слышны были только цоконья, вздохи и полушепот Дарали: «Ну Петруш…» (Петруш, Петр Палаган  — польский продюсер и режиссер фильма). Члены клуба поворачивались в ее сторону, то ли ожидая продолжения ее эмоциональных оценок, то ли давая понять, что она мешает… Дарали только смущенно улыбалась, изредка краснея от столь многоликого мужского внимания.

Нашим агентам удалось было втихаря заснять несколько сцен на камеру обильного телефона, но, как мы уже сообщали, телефон был безвозвратно уничтожен.

На последних кадрах, шедших почему то на песне от группы «Ласковый май»,   САНЭТЧИКИ молча ручейком поспешили в прихожую. Это постоянное молчание начало напрягать не только Дарали, но и нас. Никто и словом не обмолвился. Нам пришлось во все глаза рассматривать и вникать в детали. 2 человека многозначительно улыбнулись Дарали, трое как-то по отечески похлопали ее по плечу, еще четверо начали обсуждать полушепотом события в Египте и в Тунисе. И только наш знакомый профессор сказал, глядя в растерянные глаза Дарали: «Молодцы!».

То ли наше шуошоувское присутствие, то ли что… Вообщем, обсуждения мы не услышали. Выскажем свое мнение: «Кино получилось. Оно жизнеутверждающее. Оно пусть и наивное но очень милое и доброе. Операторская и монтажная работа местами уводят этот фильм из бытовой мелодрама в европейское арт-хаусное кино 70-80-х. «

Все это мы и высказали Дарали по дороге в Горький-бар. Мы пошли туда пить.



Добавить комментарий