Много букв про Шундыкар-2011.


Алексей Шкляев, экс-бренд-менеджер газеты Удмурт Дунне, прислал нам неизданную статью, в которой в форме беседы поднимаются вопросы, связанные с организацией творческой лагерной смены «Шундыкар-2011». В беседе приняли участие бывший и нынешний активисты молодежной организации «Шунды» Алексей Кузнецов и Вера Степанова.

Алексей Кузнецов: Шундыкар имеет давние традиции, берущие начало еще с первых смен, что либо кардинально менять организации и проведении лагеря нельзя — это классика, если можно так выразиться — бренд.
Удручает ежегодное снижение финансирование лагеря со стороны правительства. Их можно понять — наверно у государства есть дела поважене будущего детей и воспитания морально здоровой нации. Мизерное финансирование заставляет экономить буквально на всем. Тем не менее это тенденция и её нам наверно не изменить. Надеяться на спонсорство со стороны удмуртского бизнеса тоже вряд ли стоит. Шунды нужно самим искать пути пополнения бюджета лагеря. Например, можно использовать опыт проведения удмуртских дискотек и проехаться туром по удмуртским деревням удмуртии, и соседних регионов с программой дискотек, направленных на сбор средств для проведения лагеря.

Алексей Шкляев: Вопрос в том, какие это традиции. Это ведь только кажется, что они не меняются. Меняются из года в год. То же уменьшение бюджета — это смена традиции.  Такое стремление к окукленности, выражаемое в тезисе «нас нельзя трогать» приводит к отторжению и не пониманию общества и чиновников в необходимости Шундыкара.
«Будущее детей и воспитание морально здоровой нации» — это шаблон. Им не прикроешься и на щит не поставишь. Это не работает даже для получения бюджета. А какие, кстати, дела поважнее сегодня есть у государства? Все говорят, что надо заниматься детьми, но чему учить и как заниматься не проговаривается. Например, говорить в Шундыкаре на удмуртском или на 2-х языках, а может и только на русском и тогда в лагерь будут привозить и детей других национальностей? И тогда минмолодежи будет очень удобно.

Алексей Кузнецов: На счет Шундыкара на русском прямо в точку попал. На сегодня финансирование проектов Шунды полностью зависит от Миннаца и Минмолодежи, как в правительстве свистнут, так и запляшем.

Вери Степанова: Как раз на последнем правлении  при обсуждении Шундыкара отметили, что наш лагерь является «закрытым» и известным только в нашей удмуртской тусовке. На что было высказано мнение, что Шунды является членом Ассоциации «Вместе», где у нас есть возможность демонстрировать свои достижения среди других национальностей. Таким образом, не в ущерб Шундыкару и детям-удмуртам, мы популяризируем и организацию, и культуру.  На правлении мы задали общую тему лагеря в этом году, каждый будет разрабатывать программу (я про специалистов). Через некоторое время снова встретимся и обсудим. Что поменять и что сделать — мы обсуждаем каждый год, но сейчас у нас один главный вопрос — финансирование, которое урезано почти на 100 тысяч по сравнению с последним годом, а от этого зависит и количество дней лагеря и количество детей.

Алексей  Шкляев: А правление опять было закрытое?

Вери Степанова: Почему закрытое-то? Туда перспективные вожатые и специалисты приглашаются обычно. Так всегда было по крайней мере и сейчас так же.

Алексей Шкляев: Открытое, это когда как минимум в группе Шунды вешается объявление о том, что будет или было правление.

Вери Степанова: Cогласна. Мне в голову почему-то даже не пришло про открытость-закрытость.

Алексей Шкляев: Если бы еще в январе 2010 года Шунды внимательно прислушалось к словам Соловьева на Вамыше, то такой ситуации могло бы и не быть. Еще один сигнал был в 2011 году также на Вамыше. Татьяна Ишматова и Светлана Смирнова были солидарны с членами Шунды и, насколько я помню, были за увеличение продолжительности лагеря. А Минмолодежи не поддерживал эту идею и ссылался на принцип равноправия финанисирвания для всех НКО сотрудничающих с министерством. Ну тогда ответом может быть создание еще нескольких удмуртских молодежных организаций, чтобы они могли проводить свои лагеря для удмуртской молодежи.

Вери Степанова: Я не в курсе противостояний. Татьяна Ишматова упоминала круглый стол, но согласно её рассказу, всё обговаривалось, в том числе финансирование Шундыкар, мол, да-да, надо дать деньги.  Дискуссию надо, наверно, создать, но пойдёт ли это дальше, чем сотрясание воздуха?

 

читайте также: «Улоз-а Шундыкар?»  http://udmshundy.ru/?p=65



Добавить комментарий